Квартал

«Выхожу на микрорайоне, и приключения начинаются»

Превратятся ли пригородные кварталы в новые «спальные» гетто?

текст: Валерия Семенова

9 января 2018

7 мин

Советские типовые микрорайоны — отдельная мрачная эстетика, культура со своими кодами, творческий стимул для работы в самых разных жанрах, от нуара до фэнтези, не говоря уже о старом добром хорроре. А что с новыми микрорайонами, которые в таком изобилии строятся в столичных пригородах? «Жилец» поговорил с теми, кто определяет облик будущих микрорайонов, — застройщиками и архитекторами — о том, как выбирается тот или иной архитектурный стиль.


Почему многие районы выглядят так уныло и плохо

«Многое из того, что сейчас возводится в пригороде, можно с уверенностью назвать социальной проблемой. Инвесторы, которые не могут продать квартиры, сдают их в аренду не самым требовательным слоям», — делится своим мнением Руслан Кирничанский, архитектор и специалист по организации пространства.

Сергей Переслегин, архитектор, партнер бюро Kleinewelt Architekten

Сергей Переслегин, архитектор, партнер бюро Kleinewelt Architekten, тоже говорит о рыночных корнях геттоизации некоторых микрорайонов массовой застройки: минимальные площади и отсутствие инфраструктуры приводят к тому, что такие районы постепенно заселяются самыми непритязательными жителями. «Некоторые новые кварталы в Подмосковье лет через 20, возможно, будут напоминать декорации к фильмам-антиутопиям», — говорит архитектор.

Впрочем, «корни зла», по словам экспертов, прежде всего в плотности застройки, отсутствии дорог и низкой обеспеченности инфраструктурой. Архитектура, угнетающая свой однотипностью, в данном случае только вишенка на торте, хотя местами и ядовитая. «Мы зря недооцениваем то влияние, которое архитектурный облик района способен оказывать на жителей. В крайних случаях тут возможны серьезные расстройства. Значение имеет все, от цвета и объемов фасадов до формы и особенностей благоустройства двора, наличия или отсутствия зелени. Доказано, что угнетающе может действовать отсутствие перепадов высотности, растиражированные типовые объемы, — говорит психолог Сергей Ланг. — Неслучайно для зарубежных архитекторов давно стало нормой консультироваться у психолога при проектировании общественных и жилых зданий, городских парков и прочих общественных пространств. Хорошо бы, чтобы подобная практика стала нормой и у нас».

«Не стоит винить архитектора — здесь он подневольный человек, который выполняет задачу: много квартир, мало инфраструктуры. Каждый архитектор мечтает проектировать просторные общественные зоны, но девелопер диктует свои правила», — встаёт на защиту профессии Руслан Кирничанский.

Но, похоже, сейчас это противоречие — «прекраснодушный архитектор vs злой и жадный девелопер» уходит в прошлое — и снова по рыночным причинам. Минимальный бюджет покупки квартиры в Москве за последний год опасно приблизился к подмосковным показателям, он уже меньше трех миллионов рублей. Чтобы пригородный проект мог конкурировать в таких условиях, застройщику приходится решать транспортные проблемы, создавать инфраструктуру, не уступающую московской, а также заботиться об эстетике. То есть изрядно проникнуться прекраснодушием теперь необходимо, чтобы выжить.

Руслан Кирничанский, архитектор и специалист по организации пространства

Геттоизация vs Эстетизация

Павел Брызгалов, директор по стратегическому развитию ФСК «Лидер»

Конечно, в основе проекта всегда в первую очередь бизнес, но эстетика стала обязательной его составляющей, говорит Павел Брызгалов, директор по стратегическому развитию ФСК «Лидер». Процесс выбора внешнего облика жилого квартала происходит так: застройщик получает определенную площадку, потом, исходя из ее окружения, ландшафта, дорожной ситуации, соседства с другими проектами принимает решение строить ЖК того или иного уровня: стандарт-класс, комфорт-класс, бизнес-класс. Затем проводятся исследования потенциальной ЦА проекта (проще говоря, тех, кто, скорее всего, рассмотрит вариант покупки этой новостройки), которые определяют один или несколько возможных архитектурных стилей. На одном из них и останавливается застройщик.

«На этапе разработки бизнес-идеи проекта определяется его общий архитектурный стиль (модерн, классика и т.д.), проводится архитектурный конкурс, по итогам которого выбирается архитектор и конкретное градостроительное решение», — рассказывает Павел Брызгалов. По его словам, именно в последние 2-3 года эстетическая составляющая стала рассматриваться как важное конкурентное преимущество пригородных ЖК. Соответственно, архитектуру своих новостроек застройщики стараются «прокачать» по максимуму.

Стараются пока не все, но это пока — в противном случае квартиры банально не продать, уверены опрошенные «Жильцом» эксперты.

«Улучшения начались с 2015 года. К сожалению, пока достраиваются проекты, согласованные до 2015-го, но есть позитивные примеры, когда в уже строящихся проектах в процессе строительства переделываются проекты фасадов. Таких примеров немало, — рассказывает Илья Машков, председатель правления Ассоциации проектировщиков Московской области (АПМО). — А есть нерадивые, пренебрежительные, непатриотичные инвесторы. Их проекты уродуют города, но у них и не покупают. В последние 5 лет те, кто изначально экономил на всем и плевал на облик, стали экономить еще больше и проекты делать еще хуже. Но на рынке, где предложение превышает спрос, покупатели перестали покупать плохие проекты. Надеюсь, это все приведет к повышению качества среды». Как говорит Илья Машков, интересный и качественный архитектурный проект обойдётся застройщику примерно в 4% строительно-монтажных работ, тогда как самый дешёвый вариант можно получить и за 2%. По словам Павла Брызгалова, в целом затраты застройщика на эстетику составляют порядка 5-10% от себестоимости.

Что такое «красивая архитектура»

Понятно, что эстетику можно представлять себе по-разному. Вложения во внешний облик сами по себе еще не гарантируют, что результат будет радовать взгляд: вспомним архитектуру лужковского периода. Москвичи, конечно, привыкли и к «Атриуму» с «Европейским», и к «Наутилусу» с «Балчугом», но все-таки нет-нет да и выйдет очередной рейтинг самых уродливых московских построек, в котором все перечисленные объекты делят строчки с другими образчиками «цыганского лухари» 90-х – начала 2000-х.

С жильём немного не так, и это хорошая новость для покупателей. Критерий тут простой: если будут покупать — значит, с архитектурой получилось, а если нет — то и нет. То есть хотелки застройщика сами по себе за архитектуру «не проканают».

BRF HOVÅS PARK, проект бюро Semren+Mansson в Гётеборге

Архитекторы говорят в первую очередь об отсутствии монотонности и однообразия — неотъемлемых в прошлом примет любой массовой застройки. «Крупные кварталы стоит индивидуализировать, разделяя их на более мелкие, а внутри для каждого здания продумывать собственную архитектуру, — говорит Магнус Монссон, глава бюро Semren+Mansson, профессор архитектуры в Технологическом университете Чалмерса, который реализует в России несколько проектов. — Так каждый житель квартала сможет проассоциировать себя с конкретным местом, с конкретным домом». По словам архитектора, в Швеции уже не покупают некрасивую архитектуру, и это нормальный, правильный путь.

«Одинаковые дома, одинаковые окна — и создается впечатление, что в доме живут одинаковые люди. Моя архитектура подчеркивает своеобразие и индивидуальность как домов, так и их жителей», — говорит об UP-квартале «Римский» Михаил Филиппов, известный российский архитектор-неоклассик. Действительно, в проекте различаются не только этажность и высотность домов — нет ни одного повторяющегося фасада, что достигается разнообразием формы окон, карнизов, декоративных элементов: витражей, античных колонн, примененного в нескольких домах эффекта старого фундамента, окон высотой в два этажа и т.п. «Спросите: является ли архитектура районов, построенных в последние полвека, архитектурой — и большинство населения Земли ответит вам, что нет. А ведь Петербург был городом-новостройкой, когда его воспевал Пушкин, — говорит Михаил Филиппов. — Построить город, из которого не захочется уезжать, можно и сейчас. Это очень амбициозная задача, но я знаю, как ее решить».

Михаил Филиппов, архитектор-неоклассик

На всякий случай ещё раз подчеркнем, что в приведённых примерах речь идет именно о жилье массового спроса, где стоимость квартиры начинается от двух миллионов рублей. В этой нише, согласно исследованию ФСК «Лидер», уже около 20% застройщиков привлекают в проекты именитых архитекторов и  архбюро — бюро Максима Атаянца, Buromoscow, SPEECH, Бюро Асадова, RICARDO BOFILL TALLER, MLA+, Цимайло, Ляшенко и партнеры, бюро Хади Тегерани и пр.

UP-квартал «Римский»

Залогом дальнейшего развития этой отрадной тенденции видится ответная реакция покупателей, которая прослеживается в продажах. «Уже можно с уверенностью сказать, что эстетическая составляющая помогает девелоперу привлечь большее количество покупателей, повысить спрос на свои квартиры, — резюмирует Павел Брызгалов. — Для сравнения могу привести два наших проекта: UP-квартал «Римский» с уникальной архитектурной концепцией и жилой комплекс в Балашихе. По стоимости квадратного метра и степени готовности (старт продаж был приблизительно в одно время) они сопоставимы, но вот динамика продаж значительно лучше у UP-квартала «Римский». Люди охотней покупают то, что им нравится».